Вторник, 27.09.2022, 07:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Мой сайт
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Категории каталога
Поэзия [10]
Публицистика [1]
Эротика [1]
Юмор [9]
Треш [1]
Ужасы [6]
Фантастика [6]
Фэнтези [2]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9

Главная » Статьи » Фантастика

Золотая рыбка
XXI век.
С одного из морских портов вышел на очередной рейс рыболовный траулер «16». Траулер вышел из лимана и направился в чёрное море, где будет заниматься промыслом и переработкой рыбы. Его доблестный состав, состоящий из десяти человек, под руководством капитана Ставриды В. А. будет выполнять не лёгкую работу. Но сегодня, в этот ясный солнечный день, должно быть весело. Дело в том, что команда здорово напоила вчера своего боцмана, и тот проспорил, что сам выполнит дневную норму всей команды. И это, не смотря на то, что некоторые умные люди предлагали, если уж не отказываться от пари, то придерживаться его выполнения в разумных чертах, то есть выполнить работу не всей команды, а хотя бы двух-трёх матросов. Но боцману было всё равно. - Ну и чёрт с ним! Боцман мужик здоровенный, не переломится. Вся команда на него с капитаном спину гнёт. Здоровее будет! - думали матросы.
Команда стояла в стороне и наблюдала. Боцман сначала рассказывал подробности своей биографии, потом его понесло на любезности и признании в своих чувствах к женщине-коку, приготовляющей пищу для экипажа. А когда боцмана стошнило прямо на палубу, его отвели в кубрик, чтобы этот голубчик отлежался.
Теперь, если не пользы, то, по крайней мере, вреда от него не будет. А то, знаете ли, стоит «над душой», командует, что тот дрессировщик. А медпункта на судне не имеется - места нет. Закрыть в «карцер» (так в шутку матросы называли нужник) боцмана не посмели - жалко. Но, хоть изредка, матросня доставала своего лоцмана: то подбросят ему в постель, под простыню, мелких металлических шайб; то ремень снимут с брюк и злой, как собака, боцман кидается на всех; а то и вовсе тревогу поднимут (не доходило только до сигнальных ракет...). Но матросы не сильно злодействовали над ним. Никогда не доходило дело до драк или жестокой мести. Люба, работающая у них коком, была зазнобой боцмана. Он сильно ревновал, когда кого-нибудь видел рядом с ней, даже просто поздороваться с кем-нибудь ей стоило не малых трудов - матросы держались от неё подальше. А ну, если боцман в угаре - к Любе лезут все кому не лень, кроме двух человек конечно - самого боцмана и капитана. Лезут матросы к ней кто куда, превращая судно в плавучий бордель.
Утро было сырым, и местами попадался густой туман. На судне зажгли габаритные огни.
Матрос, которого звали Марат, забрался на самую макушку мачты и, словно марсовый, и оттуда наблюдал обзор. Марат был похож на пирата. Его подбородок, с густой «зарослью», на кавказский манер, придавал ему особый вид. Друзья и товарищи-матросы называли его Бармалеем. Ради интереса капитан позволил приварить к мачте железную бочку (для марсового), в которой проделали отверстия для слива дождевой воды. Марат и был тем марсовым, что любил взбираться на самый верх, и обозревать бескрайние морские просторы. В этом видно было и преимущество, т.к. локатор иногда выходил из строя и, чтоб предотвратить столкновения с другими судами, посылали марсового. Вот и сейчас, в виду капризной работы локатора, Марат полез на мачту. Однако, в дождливую погоду и штормовой ветер, марсового и пинком не выгонишь из каюты...
Марат взял козырную 60-тикратную трубу и через несколько минут доложил обстановку командованию, через рупор (ну совсем как в былые времена):
- Василий Артёмович, справа по борту - земля!
Но кругом уже всё было в густом тумане и ничего не было видно. Хоть топор вешай...
- Отлично! Доложи курс!
- Не могу сказать. Солнце в зените.
- А компас на что вам дан?
- А-а. Компас. Настоящие пираты использовали другие вещи.
- Сектант что ли тебе подать?
- Нэ надо!
- Тогда так скажи.
- Я же сказал - нэ магу!
Капитан почесал виски.
- Может тебе лучше выучиться в морской академии?
- Зачем, Василий Артёмович? Сколько мне жить осталось? Как-нибудь проживу без вашей академии.
- Прикажете мне вслепую вести корабль?
Марат умолк.
- Ладно. Экипаж, убираемся с места! Поднять снасти!
Экипаж принялся поднимать снасти. Марат продолжал вести наблюдение.
Когда подняли снасти, обнаружилась любопытная находка. Среды промысловой рыбы оказалась и золотая рыбка. Её вынули из сетей и взяли на руки. Диковинка прошлась по рукам всех матросов и окончила свой путь в бутыле, из-под вина. Рыбку забрал, потом к себе капитан и разместил в рубке. Потом капитан вернулся к команде, чтоб вести работу. Но его место на мостике занял боцман.
- Э-э, красавица! Откуда ты взялась? Скажи что-нибудь.
- Ка-ар-р-р!!! - каркнула золотая рыбка в откуда-то взявшийся мегафон.
Боцман повалился на пол, затыкая уши пальцами. На поверхности воды, в сосуде с золотой рыбкой, появились волны с бурунами, а под ними и вовсе кавитационные пузыри...
- Э! Ты! По тише! Посудину разобьёшь - сказал боцман, вставая после лёгкого ранения в тазобедренной области тела. Но никто больше, кроме боцмана, ничего не почувствовал не услышал не узнал.
Через час-полтора траулер выплыл из тумана, и перед ним открылась часть суши с постройками местного назначения. Только вот выглядят они как-то странно. Всё деревянное. Никаких каменных или железобетонных строений тебе... И только самое близкое деревянное строение что-то им смутно напомнило о себе: может ветхостью и старостью своею, может, стариком и старухой, что сидят и грустят одиноко, на лавочке... может, разбитым деревянным корытом... А дальше-то, все постройки выглядят более-менее стройно и красиво. Расписные избы с резьбой.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод,
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, ...


... но увидел старик вдали корабль странный. Испугался старик, побежал к старухе своей и молвил ей:
- Вот, старуха, не поймал я ничего. Только по морю плавает корабль страшный. Испугался я, убежал. Бросил невод свой.
А старуха разругалась на старика и молвила:
- Дурачина ты, простофиля! Не уж-то корабля не видал в своей жизни? Ступай и поклонись рыбке, попроси у неё ума, да проси у неё больше. Чтоб приносил домой полный невод рыбы. Не то скоро и ноги протянем с голоду.
Испугался старик, побежал рыбку звать. В это время к берегу подплыл корабль. Весь он сделан был из железа. Были мачты на нём, но не было парусов. Была труба на нём, и дым поднимался столбом чёрный.
Пристал корабль к самому берегу и вышли из него рыбаки.
Старик стал падать перед ними на колени.
- Ты... ты чё, старик? Брось ерундой заниматься! Тебе чё надо, - мы дадим.
Увидал сцену капитан. Приказал наполнить рыбой мешок. Потом спросил старика:
- Что, несчастный, голодны вы? А что же у вас, с работой не лады? Чем промышляете? - капитан по-отечески похлопал старика по плечу.
- Рыбку я ловлю - поднявшись с колен и отряхнувшись, сказал старик. - Старуха-то, моя, совсем голову потеряла. То ей хотелось стать дворянкой, то царицей, то владычицей морской. Уж, только владычицей она не стала, рыбка золотая прогневалась на неё, и вотЕ остались мы снова у разбитого корыта.
- Понимаю горечь твою, старик. Мы тебе дадим новое корыто. Не простое - оцинкованное. Не будет оно ломаться. И стирать в нём можно и рыбу чистить.
Ставрида приказал принести в подарок корыто, но попросил у старика старое забрать, смекнув, что можно сдать его в музей.
- А на что оно мне, старое корыто?! - молвил старик, радостно сверкая глазами, глядя на оцинкованную посудину. - Уж, блестит оно на солнце. Радует мои глаза.
И повёл старик капитана с рыбаками к землянке своей. Радостно кричит старухе:
- Эй, старуха, посмотри, что я достал!
Старуха поначалу оскалилась на старика, но, увидав в руках его новое корыто, заулыбалась своим беззубым ртом.
За спиной капитана показался боцман (ещё не совсем в порядке, но на ногах уже крепко стоит).
- Василий Артёмович, на кой ляд оно вам сдалось, то корыто?
- Как на что? В музей сдам. Получу за него немного денег. Это ж, антиквар!
- Так, оно ж, разбито, кто его возьмёт?
- Возьмут. я позабочусь об этом.
Старик со старухой слушали этот непонятный, для них, разговор и улыбались себе. Потом старуха пришла в волнение.
- А куда ж, я столько рыбы дену? Пропадёт она.
- Не боись, старуха, не пропадёт! - ответил один из простых рыбаков. Мы сейчас её, у вас и продадим. Где тут у вас рынок?
- Это надо ехать в город - молвил старик. - Я покажу.
Спустили с судна велосипед. Мешок с рыбой укрепили на багажнике велосипеда и два рыбака, в сопровождении старика, повезли товар на продажу. Остальные остались возле землянки со старухой.
- Весы не забудьте! - крикнули в след.
Но никто не отозвался.
Капитан повернулся к старухе и говорит: - ну что старая, достала ты старика. Житья ему от тебя нет. Вот мы пришли на помощь к нему.
Он свистнул и приказал привести Любу. Люба появилась. Капитан ласково посмотрел на неё (Люба пока ещё не понимающе посмотрела Ставриде в глаза, в её взгляде читался вопрос, - что случилось?).
- Посмотри, старуха, кого я нашёл для твоего старика! - сказал капитан, шутя.
Люба сообразила и стала подыгрывать капитану. Сделала вид, будто её сильно заботит судьба старика.
Но в старухе хоть бы ревность проснулась.
- А на кой мне он такой нужен? - спокойно сказала она. Потом обратилась к Любе, - забирайте его к себе!
Люба даже огорчилась. Подумала: - а зачем мне тогда этот скорченный старичок?
На этом разговор со старухой окончился.
- Люба, запеки рыбу. Сейчас мы покажем этой старой женщине, к кому уходит её старик. Она ещё побежит за ним!
- Ладно, Василий Артёмович! Только без сватовства! О'кей?!
- Согласен.
Люба помчалась в камбуз и, закрывшись там с одним из молодых матросов, стряпала запеканку.
Капитан с позволения старухи-хозяйки вошёл в её ветхую землянку. Осмотрелся. Весь быт стариков, даже по меркам этих стариков, был нищенский. Мебель убогая, сядешь на стул - проломится пот тобой; протрёшь окно от пыли - выпадут стёкла, и всё в этом духе...Капитан обратил внимание на снасти старика - невод ни к чёрту не годен. Дыры - хоть голову просунь... Как же бедняжка он живёт? И живёт ли? Мучается! И карга, его, эта старая «достаёт». Никакой цивилизации! А сын мой, слава богу, в «Цивилизацию» на «Дюроне» режется - подумал он. Сладко спит, вкусно ест, в школу ходит. Скоро в институт поступать будет. Медалист! Гордость семьи! А что ж мне теперь со стариками делать-то?.. Не брать же мне их с собой? А не возьму, - пропадут! А у нас свих нищих хватает. Вот что, подарю я ему новую сеть, капроновую. С мелкой ячейкой. Ну и с крупной ячейкой, тоже не помешает старику. И наверно, катушку нитей капроновых. Не обломаюсь. Эх, скукотища же у них тут... Ни электричества нет, ни газа... И в картишки перекинуться не с кем. Дыра - одним словом. Посмотрел капитан, чем старики душу себе согревают, и оторопь по телу прошла. Печи нет совсем. Вернее, всё, что от неё осталось - горсть камней и глины.
Капитан вышел из убогого строения на свет. - А что, бабка, нет у вас печи?
- Да вот, завалилась уж. И сложить некому. Дед дряхлый совсем стал, камня не может поднять.
Капитал промолчал.
- Вот что, бабка, мы как-нибудь ещё наведаемся к вам, отстроим печь заново. Но вы тогда помогите и мне тоже.
- Чем могу помочь я, дряхлая старуха?..
- Если у вас есть что-нибудь старое и ненужное - отдавайте мне. я собираю всякую старьёвщину, то... сё...
- Хорошо! - пообещала старуха низким голосом.


На камбузе успешно прошла операция по вскрытию, и ритуальной кулинарной подготовке рыбы и уже шёл процесс термического её приготовления. Очень здорово пахло. Те, кто находился рядом, знают, как вкусна запечённая рыба и непременно стараются оказаться возле неё.
Боцман снова пригрелся возле золотой рыбки и айда её мучить:
- Рыбка! А, рыбка? А ты можешь сделать меня богатым?
- Отчего же нет, могу! Заплати налоги и спи спокойно!
Боцман проглотил обиду, но ответил:
- А причём тут это?
- А помнишь 1985 год? Москва, Химки, дом такой-то, квартира такая-то?
- А что тогда было?
- Память коротка. Там живёт тот человек, которому ты пятьсот «баксов» должен. А ты взял, да и смылся. НЕХОРОШО - О!!!
- Чур, тебя! - отмахнулся боцман.
- Ладно! Идём дальше! «Солнцевским» должен «лимон», - рыбка держала в плавниках помятую челобитную и вычитывала оттуда показания.
- ВОТ ЕЩЁ?!.. Перебьются! - волновался боцман.
- В гараже, в карты проигрался...
- Может быть... ну и что?
- Машку осчастливил. Обещал жениться, склонил к сожительству, но потом бросил.
- Вот это ты брось!.. не знаю я ни какую Машку.
- А алименты? - рыбка показала документ, оформленный честь по чести, заверенный самым опытным юристом. - А ВОТ ЭТО ТЫ ВИДЕЛ?
Боцман пригляделся - всё на том документе имеется - подписи, печати и всё прилагающееся к нему.
- Так что, ты богат... тем, что ещё дышишь и ходишь по этой земле. Если можешь влезть в долги и преспокойно спать по ночам, ты действительно - БОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК! В смысле - «везунчик»!
Боцман схватился за голову. Что ж делать? Если эта «птица» проболтается кому-то, о том, где он сейчас находится и сколько должен, то кто-то другой станет чуть богаче, если принесёт мою голову.
- Скажи, золотая моя, что ты пошутила! Порви проклятую бумажку! я стану тебя кормить самым лучшим кормом! Достану из-под земли тебе самца, и заживёшь счастливо. Сделаю для тебя что угодно.
- Ну, хорошо, хорошо! - пообещала она. - Одного только я не пойму, сейчас - кто из нас теперь золотая рыбка - ТЫ или я?
- А вот это вопрос!..
Как и было обещано, рыбка разделалась со злосчастной бумажной писаниной.
- Впредь не будешь меня доставать своими глупыми просьбами?
- Честное слово, - НЕ БУДУ!
Открылась дверь, и вошёл капитан.
- С кем это вы тут разговариваете? - огляделся по сторонам - никого.
- Это я так, сам с собой размышляю.
- По прибытию на базу я вас направлю к психиатру...
- ???


Запечённая рыба была вкусна, и аромат от неё донёсся до всех членов команды, в том числе и тех, что вернулись с рынка. Рыбаки накинули деду неплохие деньги, да и сами не остались с пустыми карманами. Вся рыба ушла с их рук. Деду подарили летнюю фуражку и тот крутил её на голове и так и сяк. Нравится, одним словом!
Вся команда, а главное старуха, угощались блюдом с рук профессионального кока, - Любы. Бабка её не похвалила, и не подумала. Порода не та. Зато дед съедал всё, что видел. Он четвертовал и поглощал рыбу так быстро, что окружающие только успевали считать его добычу...
- Ну что, - подытожил капитан, ухмыляясь над старухой, - теперь вы видите, в чьи добрые и заботливые руки ваш старик попадает?
Но старуха ничем на это не ответила. Лишь фыркнула на мужа. Не ласково с ней обошлись, не сладко. Старуха, небось, яд зла в себе накапливает. Пойди и узнай, что она предпримет? Старуха оглядела всех гостей, потом промолвила.
- А вы, я вижу, посрамить меня приехали, старую женщину?
- Нет, отчего же. Мы вовсе не за этим прибыли. Мы знаем как тяжело с вами вашему старику и хотим ему помочь. И вам тоже...
- Спасибо! Помогли! - вздохнула старая.
Пытаясь как-то разрядить обстановку, им же заряженную, капитан снова обещал выложить печь.
- А рыбка-то, золотая, где моя? - грозно спросила старуха. - Одна она мне в помощницы годилась.
- Да не водятся в здешних местах такие рыбки. Тут совсем другая рыба плавает. А если вам нужна золотая рыбка, так мы её вам в зоомагазине купим.
- Как так, купите? Не уж то продаётся на свете такое чудо?
- Продается, бабуля, - ответили все разом - ещё как продаётся! С маленькими рыбёшками, детишками своими. Везде продаётся. В любом городе.
Тут бабка взялась за голову. Где это видано, чтоб волшебные рыбки кругом на рынках у людей были и продавались, кому попало?..
Боцман, не успев протрезветь, снова наклюкался, и вздумалось ему рыбку бабке показать.
Он вылез из-за стола, и не совсем прямехонько, но верным курсом, добрался до судна и через какое-то время оказался снова, и с бутылём в руках. В стеклянном заточении томилась, та самая волшебная золотая рыбка. Сам боцман пребывал не в лучшем здравии: сине-фиолетовые пятна вокруг глаз свидетельствовали о сражении с чем-то неведомым... Но все знали прекрасно, с чем можно состязаться в силе, когда сознанием завладевает зелёный ЗМИЙ Горыныч.
Бабка, увидав своё божество в неволе, рухнула навзничь. Её тут же облили холодной морской водой и привели в чувство. Ни один нормальный крестьянин не может спокойно смотреть на глумление над своею святынею.
Но старуха напрасно переживала. С рыбкой ничегошеньки не случилось. Разве что та применила один из приёмов самозащиты... На стеклянной посудине даже трещина образовалась...
- За что она тебя так отделала? - спросил кто-то из команды. - Ты что же её поцеловать хотел?
- Заткнись! - огрызнулся боцман.
- А-а-а-а! Это в тебе первые признаки зоофилии проявляются! - сказал тот же голос, и после дружный гогот команды вкупе с, Любой. Дед тоже не робкого десятка оказался, но на него боцман не посмел на него оскалиться.
- Нет! Это первые признаки чьей-то шизофрении сказываются. И я, как бывший доктор, пусть и дантист, не плохо разбираюсь в лечении этого недуга... - и боцман аккуратно опустив сосуд с маленькой пленницей, направился прямиком на обидчика. То-то сейчас весело будет!
- Э-эй! Товарищи моряки! Потрудитесь воздержаться от насилия! - приказал капитан.
- А я никого не насилую! Хотя, временами хочется... - зло рыкнул на капитана боцман. - Между прочим - это ваша вина?
- Не понял?! Это почему же?
- Вы взяли на борт человека с неуровновешанной психикой. Он и медкомиссию не проходил, наверно!
- Да что ты говоришь? Ути-пути, какой умный нашёлся! - сказал матрос, споривший с боцманом. - Да таких алкоголиков как ты, не нужно и на медкомиссии допускать - всё равно не прошёл бы!
Ещё немного и дошло бы до поножовщины, но произошло нечто невероятное (это и помогло), и все застыли в недоумении и ожидании того, что станет потом.
Золотой рыбке наскучило смотреть весь этот театр и она, хлопнув плавниками, превратилась в змею и выползла из сосуда, оставив после себя мокрый продолговатый след. Она проползала по земле медленно, грациозно, красиво извиваясь своими «золотыми» петлями. Её мелкие чешуйки создавали тихое шипение. Все так и замерли на месте. Вот только бабку заново пришлось приводить в чувства...
Бабку откачивали уже второй раз за день.
Марат оказался отличным змееловом, притом, что змея и не ядовита вовсе, он поймал её одной рукой и вернул обратно в сосуд с водой. Змея снова обратилась рыбкой золотой... и тяжело вздохнула, думая - чем ещё её станут доставать?
- Василий Артёмович, может и ей налить? - спросил Марат.
- Да, пожалуй. Сегодня какой-то дурацкий день. Вверх дном всё.
Марат аккуратно долил пленнице чуток самогону (это НЗ, он всегда держит его при себе про запас). Рыбка забеспокоилась, по началу, но потом через пару минут успокоилась. Даже прибалдела немножко. Или это Марату показалось... На крайний случай бутыль он закрыл крышкой.
- Марат, ты настоящий супермен и мужчина, - похвалила Любка. Марат зарделся. Своей очаровательной улыбкой он продемонстрировал дюжину золотых зубов.
- Я ещё не такое могу! - объявил он Любе. Люба в свою очередь подарила свою улыбку Марату.
Боцмана таки закрыли в гальюне, чтоб не буянил. Вчетвером, матросы запихнули его туда и, перед тем как заблокировать дверь, подбросили к нему туда один из номеров «Плейбоя». Читай, мол, и не рыпайся.
Капитан посмотрел на горизонт над морем - тумана, как и не было, но натягиваются грозовые тучи - значит, пора домой, засиделись.
- Так, команда, отплываем! - приказал он. - Шторм надвигается.
Со стариками в скорости распрощались и все поспешили на борт. Золотую рыбку забрал себе капитан уже второй раз. Траулер завёл двигатель и потянулся назад с разворотом. Моряки махали старикам, а в ответ махал лишь дед.
- Как же они теперь без рыбки-то, а? - переживали матросы по очереди.
- Уже - никак?
- Почему же?
- Достали они её своими просьбами! Я сам о ней позабочусь.
- Смотрите же за ней, она всё же не простая! Мы будем наведываться к вам в гости.
Моряки разглядывали рыбку, рыбка разглядывала моряков. Траулер всё удалялся от незнакомых берегов. А старик всё махал и махал. Вот его уж и не видно стало...
...боцман снёс дверь гальюна и удрал с судна. Василию Артёмовичу пришлось написать за него рапорт об увольнении.
- Василий Артёмович, а мы вернёмся сюда ещё раз? - спросила Люба.
- Не знаю!
Гроза оказалась не такой уж и страшной. Судну ничего не угрожало. Оно плавно качалось на волнах. Но из-за дождя не видно было, куда плыть. Плыли по компасу, придерживаясь выбранного курса.
Земли очень долго не было видно. Появилось волнение. Но всё равно они двигались вперёд.
Вот уже и горючее заканчивалось. Запасов нет. Не заливать же спиртом двигатель... обратились к рыбке за помощью...
- Подскажи, рыбка, как нам доплыть до берега?
- Вы бы выпустили меня сначала! - спокойно сказала рыбка. - Не век же мне здесь куковать?
- А как же я без тебя? - спросил Василий Артёмович.
- Хм! А как же вы без дома?
Капитан глубоко и печально вздохнул и приказал выпустить диковинку.
- Плыви уже, - всё равно ведь смоешься!
- Не горюй, капитан, как ни будь, сочтёмся - пообещала рыбка.
Рыбку выпустили. Но вдали показался берег.
- Эй, марсовый! Поднимайся наверх, глянь, что там виднеется на горизонте.
Марат, заливаемый сильным дождём, вскарабкался на своё место и после доложил: - Да, есть что-то!
Траулер едва не сел на мель, очень вовремя дав задний ход. Капитан развернул судно и направил его левым бортом прямо к пирсу, заглушил двигатель. В это время отдали швартовые канаты. Всё, на сегодня наплавались.
Все разошлись по домам. Лишь капитан Ставрида остался и не куда не ушёл. Он взял в руки бутыль, и хотел уже вылить его содержимое в море, но внутри стеклянной посудины, чувствовалось, какое-то еле уловимое движение.
- ТЫСЯЧА ЧЕРТЕЙ! Это же мальки!.. - обрадовался Ставрида.

Категория: Фантастика | Добавил: akan (19.04.2008)
Просмотров: 853 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2022